Клуб любителей
традиционных "сибиряков"
Клуб любителей сибирских кошек

Сибирская кошка: Без Маскарада


Автор: Александр Колесников, кандидат наук в области молекулярной генетики, Питомник Сибарис, Россия.
Статья переведена и опубликована на сайте http://catsib.ru с согласия автора.
При перепечатке или цитировании статьи ссылка на источник обязательна.

Часть III.

Сибирская кошка, от неизвестного неизвестного к известному неизвестному.

Несколько лет назад я написал статью о возможных истоках сибирской породы. Эта статья была рассмотрена в качестве первой части определенного цикла статей, посвященных сибирской кошки. Однако с тех пор прошло почти пять лет, и ни мне, ни кому-либо с бОльшим опытом в сибиряках в России не удалось продолжить цикл статей, доступных для иностранных читателей, посвященных этой замечательной породе. Конечно, не следует винить российское сообщество кошек, что остальной мир мало ознакомлен с тем, что происходит в сибирской породе, но, с другой стороны, на удивление мало было сделано, кроме таких важных внутренних событий, как серьезное обновление "основного оригинала" Русского Сибирского стандарта в 2005 году, и проведение ряда семинаров, посвященных будущему сибирской породы. Это, конечно, не говоря уже о самом разведении, в котором были достигнуты некоторые заметные успехи, особенно сравнивая последние 4-5 лет с серединой 90-ых.

В эти годы порода распространялась по всему миру. И хотя теперь Сибирские питомники есть очень далеко от России: в Малайзии, Австралии и Южной Америке, много людей все еще недостаточно знают сибиряков даже в старой доброй Европе. Будучи на европейских выставках, я наиболее часто слышу вопрос от случайного зрителя и даже от заводчика без отношения к породам ПДШ: "что это за кошка"? К счастью, современная фелинология стала настолько популярной, что большинство посетителей выставок и участники действительно понимают, что они видят не мэйн-куна, не норвежскую лесную, а что-то новое и все еще необычное. Это особенно верно применительно к сибирякам с редкими окрасами, почти никогда не замечаемыми в других породах ПДШ, такими, как например, золотой.

Итак, почему же продолжение цикла статей было отложено на годы? Главным образом потому, что комплексное представление о настоящем и будущем сибирской породы не было очевидно для автора. Хотя и полезно обратиться к истории, но самым важным является будущее развития породы, и это не столь же очевидно и ярко, как это могло быть. И нужно быть очень осторожным в утверждениях о будущем такой изменчивой идеи как развитие породы кошки. Наблюдение тысяч кошек, сбор большого количества информации, участие в многочисленных обсуждениях, а также в семинаре, посвященном внесению поправок в первоначальный Сибирский стандарт породы, помогли сформировать более или менее последовательное представление относительно текущей ситуации и относительно будущего сибирской породы. Это не было возможно пять лет назад, во времена, когда устойчивость сибиряков была под серьезной угрозой, и никакой достоверной генетической информации о сибирской породе не было.

Сибирский стандарт и Сибирский архетип: видеть - значит верить?

Проблемы стандарта и развития породы были и могут быть в будущем предметом весьма горячих споров. Так, в этих первых частях я пытался представить факты, которые могут быть проверены членами Сибирского сообщества относительно легко. Кроме того, я надеюсь, что каждый читатель сделает свои собственные выводы и, еще лучше, подкрепит их и другими доказанными фактами и наблюдениями.

Каковы наиболее важные темы современного развития сибирской породы? Прежде всего, правильная и последовательная интерпретация стандарта всеми заводчиками. Как молодая порода со старыми аборигенными корнями, представленными различными линиями в различных регионах, как в России, так и за рубежом, сибирская кошка нуждается в четких определениях архетипа и включении особенностей архетипа в стандарт. Сам стандарт и пояснения его особенностей крайне важны для такой аборигенной породы, как сибиряки. В связи с этим я написал отдельную статью, посвященную исключительно этой теме и основанную на семинаре, проведенном в 2005, и посвятил ее почти исключительно сибирскому стандарту. Это будет частью третьей и окончательной к этому моменту Сибирского эссе. Таким образом, я не буду глубоко рассматривать вопросы стандарта в этой части, однако, для лучшего понимания некоторое пересечение между этими статьями будет неизбежно. Второй темой, логически следующей из молодости породы, является проблема последовательности породы и путей стабилизации породы. И это - проблема, в настоящее время серьезно препятствующая развитию породы как внутри, так и за пределами России. Систематическое разведение сибиряков началась лишь 20 лет назад, но уже испытало значительные проблемы. Следующие вопросы, препятствующие определенным аспектам развития сибирской породы, специально для иностранных заводчиков:

  1. некая «погрешность» рассуждения, что 20 лет назад сибирская порода начата не любителями Аргонавтами, ворвавшимися в фелинологию в поисках руна, а специалистами фелинологии;
  2. еще и другое рассуждение, что кошки из двух столиц России действительно сформировали сибирскую породу, и
  3. рассуждение о том, что кошки, импортированные несколько десятилетий назад из России, могут использоваться для развития современной сибирской породы так же успешно, как и их отдаленные потомки. С провалом таких попыток, мнение, что сибиряки нуждаются в любых архетипах, стало широко распространенным в определенных кругах бридеров.

Не тратя много времени на тщательное исследование родословных, можно выразить общее мнение, что почти весь начальный сибирский генофонд происходит из Санкт-Петербурга и из Москвы. Это мнение, однако, не правильно. Если говорить именно о количестве, да, можно сказать, что более 90% от первоначальной основы популяции, взяты из этих двух городов. (Это не принимая во внимание кошек, которые были вывезены к Германию в течение последнего десятилетия СССР и позже признаны как сибирские). Но если говорить о влиянии отдельных линий на современных сибиряков, легко становится очевидным, что некоторые сертификатные кошки, имеющие самое большое влияние на дальнейшее развитие сибирской породы, в действительности имеют происхождение за пределами Москвы и Санкт-Перербурга. Знаменитые Абаканы (Амур, Алдан и Арго), если сказать точнее, имеют непосредственное происхождение из Сибири и Дальнего Востока. Эти коты могут быть найдены в быть может половине родословных сибиряков Москвы, и они имеют очевидное Сибирское и Дальневосточное происхождение. Вообще, много превосходных и даже выдающихся сибиряков родились в результате пересечения Московских линий и тех, что из Сибири и Дальнего Востока. Примеры не ограничены ранней линией Абакана, но также представлены Ирди (Трескучий Сибирский Мороз Мур), Бусиком и его потомством из Красноярска, и некоторыми другими кошками. Это наблюдение явно указывает на существование определенных архетипов в сибиряках, которые могут быть частично скрыты в местной популяции, но легко раскрываются, после довольно большого количества ауткроссных скрещиваний между кошками из разных мест (рис 1.)


Сибирский архетип
1. Сибирский архетип.

Родословные кошек можно найти по адресу :
http://www.pawpeds.com/db/?a=p&id=293706&g=4&p=sib&date=iso&o=ajgrep (для кошки слева), и
http://www.pawpeds.com/db/?a=p&id=218781&g=4&p=sib&date=iso&o=ajgrep (для кошки справа).

Эта пара фотографий изображает двух кошек с очень дальним родством в девятом колене родословной. Эти кошки родились приблизительно на расстоянии пять тысяч километров друг от друга, и никто из их родственников не встречался... за исключением предков Абаканов, происходящих из Сибири и Дальнего Востока. Эти примеры даны только с целью объяснения, почему важны не цифры, а комбинации генов, чтобы претендовать на фактическое участие в основании породы. Кроме того, эти примеры указывают на сибирский архетип кошки, который не мог быть искоренен, несмотря на отсутствие систематического разведения в ряде питомников в период ранних девяностых.

Невские кошки: от Эйс Вентура к Маске и обратно…

Третьей темой является проблема Невских Маскарадных и их родство сибирякам. Эта тема на самом деле является частью предыдущей, и все рассуждения, описанные выше, имеют значение для самого такого вывода. Невские маскарадные были приняты в качестве колорной разновидности сибирской породы в некоторых ассоциациях кошек, таких как WCF, CFA, TICA и т.д. Главные основания принятия были произвольно описаны как "длительно существующее разнообразие окрасов среди аборигенных полудлинношерстных кошек в России". Никакой генетический анализ и анализ фактического происхождения невских кошек не были возможны на момент признания. Участие ПДШ кошек колорпойнт с самого начала сибирской породы в Санкт-Петербурге (без тщательного анализа их происхождения) рассматривается как достаточное основание для включения неваков в формирование сибирской породы. Давайте (с огромной задержкой, но есть некоторое оправдание, которое читатель сможет понять из этой статьи), попробуем выполнить по крайней мере часть такого анализа, с тем чтобы лучше понять происхождение Невской маскарадной.

Текущая российская фелинология очень конкурентоспособна, со многими превосходными кошками и питомниками разнообразных пород, известными на национальном и международном уровнях. Не только сибиряки признаны во всех главных ассоциациях кошек в мире, но появился и ряд других российских пород, таких как Донские Сфинксы, Курильские Бобтейлы и несколько других, менее известных. Обозревая в настоящий момент времени Российскую фелинологию, и испытывая недостаток экспертов, хорошо знающих ситуацию 15-20-летней давности изнутри, кто-то может сделать заключение, что российская фелинология была в те дни в том состоянии , точно подобно нынешнему в их собственной стране (читай Европа, США / Канада / Австралия и т.д.). Такая точка зрения будет большой ошибкой. Я читал на некоторых сайтах сибирских питомников за рубежом, что "в СССР кошки не были разрешены в связи с нехваткой продовольствия". Это заявление смешно, но не более чем предположение об опытных и хорошо развитых русских фелинологах 20 лет назад. К счастью, признание сибирского архетипа было одной из самых важных достижений ранних заводчиков и судей. В то время они не собрали всеобъемлющий стандарт породы, а также сибирский стандарт претерпел ряд исправлений в течение последующих лет. Однако они ухватили особенности архетипа породы, общие как для больших городов, так и для Сибирской глубинки.

Несмотря на этот успех, фон, на котором появились Сибиряки и Неваки, был очевидно сформирован любителями. В настоящее время в российских фелинологических СМИ "считается дурным тоном" напоминание о нехватке систематического образования первых российских фелинологов и обращение к фактическому происхождению колорпоинтовых "сибиряков". Это стало особенно актуально после жарких дебатов между "анти-Неваками "и "про-Неваками" («тупоконечниками» и «остроконечниками»), которое имело место 3-4 года назад. Я склонен выразить здесь иронию (любезность Джонатану Свифту), так как аргументы в этих дебатах обращенных с обеих сторон, были в основном бессмысленными и смешными. Чтобы не быть голословным, я упомяну лишь о том, что люди, приводящие доводы в пользу создания отдельной породы Невской Маскарадной, были обвинены в попытке "уничтожить Неваков потому, что неваки стали побеждать традиционных сибиряков на выставках". Интересно, однако, почему же эти противные "Истребители Неваков" не подозревались в "устранении" другой конкуренции пород ПДШ, таких как MCO, NFC, TUA и т.д. Серьезно и печально то, что те дебаты вели к попыткам скрыть факты о происхождении Неваков. В результате и много мифов было создано для легитимизации Неваков, как истинных и подлинных сибиряков. Хотя анализ мифов, созданных 3-5 лет назад, не особенно интересная задача (не так интересна, как о мифах сохранившихся тысячелетия человеческой истории), это то, что нам нужно, чтобы понять происхождение Невской Маскарадной кошки, и состояние и тенденции развития сибирской породы.


Pallas cat
2A. Pallas cat.

Основной идеей было то, что "колорпоинтовые полудлинношерстные кошки существовали в России в течение многих столетий, вместе с другими кошками". Как "свидетельство", часто ссылаются на прецедент так называемой "кошки Паллас". Действительно, Паллас наблюдала колорпоинтовую кошку около города Мокшан (река Волга) в 1793 (Рис. 2A). .


Современные тайские кошки.
2B, C. Современные тайские кошки из России.

На основании этого наблюдения "пришли к заключению", что колорпоинтовые кошки были в России в изобилии в течение многих столетий. Однако, точная экспертиза этого милого рисунка очевидно показывает нам классическую короткошёрстную тайскую кошку с головой в форме яблока (Рис. 2B, C), чье происхождение в Юго-Восточной Азии хорошо известно и в настоящее время не подлежит обсуждению. Таким образом, если пытаться сделать вывод о происхождении Невской от Палласс-подобных кошек, Невская кошка не изменит своего происхождения, как ауткросс местных кошек России и тайской кошки.

Обратимся к некоторым источникам информации из первых рук, открыв книгу Ольги Мироновой, "аборигенные кошки России", выпущенную в 2003, стр. 29-31. Эта часть книги посвящена Невской маскарадной кошке. В начале главы Миронова абсолютно открыто признает, что "Так уж случилось, что сибирские кошки стали родней распространенного потомства сиамских (тайских - А.К.) кошек, ввезенных к нам из-за границы выдающимся директором Кукольного Театра Сергеем Образцовым" [1]. Как мы все понимаем, куклы и кукольные театры играют существенную роль в жизни России и других стран, однако это не может являться причиной принятия ауткроссной породы "Невская маскарадная" как сибирской.

Был ли случай ввоза Образцовым колорпойнтовых кошек в Москву единственным? Конечно, нет. Возможно даже ввоз родителей кошки "Паллас" (не путать с истинной Pallas Cat, то есть Felis manul) купцами Волжского бассейна был не первым. Кошки необычного окраса способны привлечь внимание состоятельных людей в любые времена, так что это не удивительно, что некоторые тайские кошки вошли в Россию несколько столетий назад. Однако, это никак не отразилось на сибирских кошках в те времена, поскольку даже источники, описывающие известных (и весьма дорогих) Бухарских кошек, как близких родственников сибиряков, но импортированных из Центральной Азии примерно теми же маршрутами Волжского бассейна, следовательно, имеющих больше шансов встретить тайскую кошку, чем любую другую российскую кошку той эпохи, рассказывали о браун тэбби и сохраняли абсолютное молчание о Бухарских (или Зеравшанских, то есть поблизости реки-АК) Маскарадных. [3].

Tайские кошки были популярны в Советском Союзе, особенно после установления более тесных отношений со странами Индокитая в конце 60-х. Мой дядя, живший на Кавказе, был счастливым обладателем тайской кошки с 1972 года. Это была типичная колорпойнтовая короткошерстная кошка с головой в форме яблока и изогнутым хвостом, привезенная из Вьетнама геологами-нефтяниками. Конечно, главные порты Санкт-Петербург и Владивосток, были и главными воротами ввоза тайских кошек в Россию в те времена. Это - самое естественное объяснение тому, почему колор-ген изобилует в этих городах, особенно Санкт-Петербурге, но редок или отсутствует в остальной части России (кроме Москвы, которая является и была центром всего).

Описание Невских Маскарадных как ауткросс между тайцами и сибиряками было сделано несколькими авторами в фелинологических СМИ России и бывшего Советского Союза. Только после тех "религиозных лилипутейско-блефускианских войн", имевших место приблизительно в 2004, стало политически неправильным упоминать происхождение Невской породы, и с тех пор книга Мироновой была процитирована только частично, например, "истинные сиамские, балинезийские и гималайские кошки вошли в Россию после признания Невских и никогда не использовались в развитии Невских маскарадных" (там же, стр.30). Кроме того, о некоторых цитатах известных сибирских заводчиков быстро забыли. Т. Павлова написала в 2002 в украинском журнале Твоя Кошка: "Изначально появившись в Санкт-Петербурге, Невские Маскарадные немедленно привлекли общественное внимание. Характерные особенности, взятые с тайской породы (старотипный сиам), не ослабили тип сибиряков, а скорее добавили изысканного шарма и экзотики в породу".

После текста Мироновой , я упомянул балинезийских кошек. Здесь мы подходим к одному из виновников этой истории, то есть, как и почему целый ряд колорпойнтовых кошек стали Невскими маскарадными в течение короткого периода времени. Я смотрю видеозапись выставки кошек сейчас уже распавшегося клуба "Союз", состоявшейся в 1994. Я вижу там много известных сибиряков: Светик, Букашка, Князь Василий и некоторые другие. В то же время я вижу гордую пару владельцев огромной и массивной колорпойнтовой полудлинношерстной кошки, говорящую: "И это наши Балинезы". Сейчас это большой кот мог бы называться невским маскарадным почти со 100% уверенностью. Вернемся к "аборигенным кошкам России". "В течение первых выставок кошек, кошки ПДШ сиамского окраса записывались на определение породы. Они (как правило - А.К.), были сразу же отнесены к Невской маскарадной. Иногда владельцы таких кошек сами описывали их как Балинезийская... Я был вынужден сделать описание этих кошек как отечественных, или, как Невских маскарадных, если они того заслуживали". Однако первые выставки были проведены в конце 80-х, а показ, который мы обсуждаем здесь, был проведен не ранее чем в конце 1993, согласно участвующим сибирским кошкам, регистрационные даты которых известны. Поэтому, времена, когда владельцы могли "описать кошку", уже были давно в прошлом. И, конечно, эти "Балинезы" прошли вследствии их одобрения неопытными "судьями". Фактически нет ничего необычного в указанном "Балинезийском" случае. "Перевод" из "Балинезов" в Неваки в конце 80-х годов описан в красках в он-лайн статье судьи WCF Ирины Садовниковой и подкрепляется ссылкой на соответствующих страницах из каталога выставки кошек (см. Ref. 6 и Приложение II, соответственно). Российская фелинология созрела лишь сравнительно недавно. Вначале в ней была распространена тенденция к созданию собственной "копии" известных зарубежных пород, поскольку западные образцы были недосягаемы для советских, а затем и русских любителей кошек по финансовым, коммуникационным и другим причинам. Поначалу, "самодельные" Норвежские лесные, сиамские, балинезийские, европейские короткошерстные (у последних больше прав на существование в России) занимали значительную часть выставок кошек.

Что же является причиной? Очевидно, причины в основном финансовые, поскольку котят "редкой породы" можно было продать гораздо успешнее, чем, например, черные мраморные линии ПДШ кошек. Кроме того, существовало огромное желание у значительной части молодых любителей кошек увидеть в своих домашних питомцах "породистых" кошек. В данном случае, появление этих "Балинезийских" случаев просто означает, что целый ряд колорпойнтовых ПДШ кошек, впоследствии ставших Невскими маскарадными, имеют иное происхождение, нежели случайный ауткросс тайских кошек с линиями российских кошек в 60-80-х

Распространение колорпойнтовой мутации: выращивая иголку в стоге сена.

В книге Миронова говорит о "недавнем взрыве" в численности колорных "сибиряков". Давайте проанализируем, может ли этот взрыв происходить по естественным причинам, таким как простое увеличение количества питомников, увеличением вследствие программы разведения и т.д. Что колорпоинтовая мутация присутствует во всех млекопитающих, является секретом Полишинеля. Однако в большинстве популяций эта мутация встречается крайне редко. Несмотря на всю мощь современной молекулярной биологии, пока все еще только один случай обнаружения "сиамской" мутации у Людей [2]. Кошки из Юго-Восточной Азии представляют уникальное скопление млекопитающих, в котором эта мутация изобильна. У других кошек они столь же редки, как и у остальной части млекопитающих.

Известно, что колорпоинтовая мутация присутствует в известной линии Абакана, предки которой - коты из питомника Абакан: Амур, Алдан, Арго и некоторые родственники их родителей. Известной распространительницей этой мутации была Мура, сертификатная кошка из питомника Де Глемур. Мура, родившаяся в середине 80-х, не имеет отношения к Абаканам. Это рожденная в Москве кошка, которая могла приобрести CS ген, например, тайских кошек и их потомков. Несмотря на богатое присутствие Муры в родословных рожденных в Москве кошек, только горстка колорпоинтовых кошек родилась в пределах этих линий: несколько в Москве, несколько в Финляндии, несколько в США и несколько в Польше. Насколько я знаю, в течение приблизительно 15 лет разведения в пределах этих линий, родилось менее десяти пометов, содержащих колорпойнтовых котят. Конечно, когда эти колорпойнтовые котята были использованы с другими колорпойнтовыми в целенаправленном разведении, число увеличилось. Но если говорить о спонтанном появлении колорпойнтов (и разведение потомства Муры в течение многих лет представляет собой уникальный эксперимент, потому что у того размножения не было никакой цели выбрать колорпоинтовых кошек среди других окрасов), процент оказывается очень низким. Таким образом, причиной "взрыва" в числе колорпоинтовых кошек в течение начала 90-х является ни что иное, как плановое увеличение числа колорпоинтовых котят, среди уже существующих сибирских линий, используемых для разведения. Одна из причин - выбор "Балинезийских" кошек и дальнейшее признание многих из них, как Невских Маскарадных. В настоящее время не известно, какие длинношерстные кошки были использованы для создания "Балинезов", однако вполне очевидно, они имели весьма малое отношение к сибирякам хотя бы потому, что "Балинезийские" питомники не заботились об этом. Другой причиной был, конечно, ауткросс, целенаправленный или случайный. Существуют некоторые свидетельства пересечения сибиряков с персами в "экспериментальной" родословной некоторых русских клубов (рис. 3.). Но неопровержимых доказательств, что эти "кроссы" принесли каких-либо кошек колорпойнтового окраса, использованых в разведении, не хватает. Хотя есть много слухов о преднамеренном использовании персов и тайских кошек с начала до середины 90-х в "создании" новых Невских линий, прямых доказательств таких действий в настоящее время нет. Или родословные, отражающее эти события, были позже "почищены", или эта тенденция не было массовой, особенно принимая во внимание уже созревающее фелинологическое общество.

Заключительные замечания.

Основываясь на вышеупомянутом материале, могут быть сделаны следующие заключения относительно происхождения и распространения Невских Маскарадных:

Были несколько волн введения Неваков в Сибирское бридерское пространство, каждая из которых происходила под влиянием определенных уникальных обстоятельств, и следовательно, имеющих уникальный генетический фон. Первая волна возникла в конце 80-х годов, когда масса колорных кошек в Москве и Санкт-Петербурге были признаны в качестве сибиряков, потому что они "были продуктом матери-природы, скрещивания между Русскими аборигенными и тайскими кошками". Только последние генетические анализы проливают некоторый свет на разницу между генетическим фоном "Матери Природы" и результатом смешения генотипов. Вторая волна пришла с подъемом и падением балинезийских кошек русского «изготовления», когда русское фелинологическое сообщество выросло из своего детства, и поняло, что их Балинезы, Норвеги и Сиамы никогда не будут приняты остальным миром. Третья волна была скорее рябью, изредка вызванной попытками "увеличения числа" и "расширения генофонда" сибиряков путем скрещивания их с персами.

В течении всего этого времени за исключением самых последних лет, было открытое признание того факта, опубликованное в книгах, а также в периодических СМИ, что Невские маскарадные появились в крупных городах, как результат ауткросса Тайских и Российских ПДШ кошек в основном в течение второй половины ХХ века. Такое открытое признание, однако, быстро исчезло, когда определенная часть развивающегося российского фелинологического сообщества попыталось оспорить идею идентичности между Неваками и традиционными сибиряками.

Аргументация о длительном существовании колорпоинтовых кошек в России не может быть принята, потому что эти кошки не оставили никакого заметного следа в истории и фольклоре, кроме рисунка Паллас тайско-выглядящей кошки. Напротив, бухарские кошки, являющиеся близкими родственниками (или возможно даже предками) современных сибиряков, были описаны как кошки дикого окраса [2]. До настоящего времени больших, "пушистых" и "серо-полосатых" кошек в Южной Уральской области, Мусульманских автономных республиках России, и Центральных азиатских странах называют как "Бухарские", а не "сибирские" кошки. Это важно, потому что у популяции Бухарских кошек было намного больше возможностей столкнуться с кошками из Юго-Восточной Азии, принесенной туда через развитые торговые маршруты, чем любой из кошек, живущих на территорию России. Гартевелд [3] указывает, что цена пары Бухарских кошек - "75-100 рублей, и здесь (в Азии - А. К.) они немного дешевле, чем в Москве". Сумма 100 рублей в начале XX века в России была приблизительно от половины до одной трети годовой зарплаты рабочего или клерка. Маловероятно, что присутствие других замечательных кошек, таких как колорпойнт, в России или на соседних рынках прошли бы бесследно.

Как отмечалось выше, главные аргументы "узаконивания" Невских маскарадных в составе сибиряков выглядят следующим образом:

  1. Ауткросс российских кошек ПДШ с тайскими кошками произошел до признания породы,
  2. и
  3. Тайские кошки уже представляют объединение местных кошек России.
Однако доказано, что оба эти утверждения являются неверными. Множество ауткроссных колорпоинтовых кошек, генетически и фенотипически несоответствующих сибирякам, произошло спустя годы после признания Сибиряков и Неваков, и первоначально была цель не создать Невских маскарадных, а скорее породить "Балинезов". Только с ростом осознания такого способа разведения неправильным, значительная часть этих кошек была "передана" Невским маскарадным приблизительно в 1992-1995 гг.

Самое важное то, что недавний молекулярный генетический анализ недвусмысленно продемонстрировал, что сиамская популяция кошек (в котором тайские кошки представляют один из архетипов) является генетически самой отдаленной от остальной части пород кошек, а так же от европейских и средиземноморских линий кошек [4]. Сибирские кошки, включенные в то исследование, не являются исключением и расположены на противоположной ветви этого генетического дерева. Важно, что этот анализ не касается колорпоинтовых и не-колорпоинтовых кошек, а кошек из Юго-Восточной Азии и других регионов независимо от окраса. Например, Кораты, включенные в этот анализ, показали, что они генетически принадлежали к региону Юго-Восточной Азии и оказались столь же отдаленными от других кошек как их колорпоинтовые родственники [5].

Эти данные показывают, что кошки этого региона были географически отделены от остальной части внутренней популяции кошек долгое время, и приобрели уникальную структуру генома. Поэтому нет никакого смысла в пересечении животных (тайских и российских кошек ПДШ), которые так генетически далеки, как это только возможно в пределах эволюционного дерева домашних кошек, и в декларировании такого ауткросса "естественным" и "полезным". Фактически, массовый ауткросс генетически отдаленных популяций кошки неизбежно приводит к потере уникальных черт обеих популяций. Поучительно, что произошло с Персами, вероятно самой продвинутой породе в контексте экстремализации и развитии искусственных черт у породистых кошек. Хотя существуют небольшие сомнения в историческом происхождении Персов из Ирана и Средней Азии, а также близких родственников этих кошек, Ангоры и турецкие Ваны действительно обладают региональными особенностями в ДНК, тогда как Персы потеряли их полностью. Персы таким образом представляют абсолютный пример того, что случается с генетическим фоном породы, идущей исключительно по пути желательного искусственно-выглядящего экстремального типа, не обращая внимания на то, как этот тип был достигнут. Это полностью допустимо в случае искусственной породы, однако абсолютно неприемлемо, если говорить о сохранении генетической уникальности аборигенной породы, такой как сибиряки.

Так почему быстрая потеря уникального генетического фона неизбежна на сибирско-тайско ориентированном ауткроссе, нацеленном на развитие колорпоинта? Потому что колорпоинт-ген является рецессивным. Относительно легко ввести доминирующую черту (например, серебряный окрас) в популяцию кошки, в значительной степени сохраняя генотип этой популяции. Так как доминирующая черта всегда "видима", она может быть селекционирована в популяции кошек при использовании единственного предка, и контролируя черту "на глаз". В течение нескольких поколений бридинга каждый раз с кошкой, которая является новым членом упомянутой популяции, другие черты, «импортированные» с желаемой доминантой, постепенно "вымываются" из популяции. Единственное, чтобы сделать такую генетическую "стирку" очень эффективной, необходимо вывести всех "промежуточных" кошек из разведения.

Напротив, чтобы совершить "стирку" при селекционировании рецессивного колорпоинтового гена в популяции кошек, нужно иметь понимание молекулярной генетики, и быть готовым вкладывать значительные средства в выполнение по крайней мере нескольких десятков (лучшие сотен) тестов ДНК. Можно позволить себе полное внедрение рецессивного гена в новый фон в соответствии с описанной выше схемой, только с помощью строгого контроля гетерозигот на каждом шагу бридинга. Гетерозиготные кошки, содержащие нормальные и колорпоинтовые аллели, будут испытывать недостаток колорпоинт фенотипа, и их генотип должен быть выявлен тестом ДНК (цепная реакция полимеразы, PCR).

Есть некоторые неодоказанные факты, что геном сибирских кошек содержит последовательности ДНК, необычные для других пород. Например, считается, что сибиряки вызывают меньше аллергических реакций, сравнительно с любой другой породой кошек. Действительно ли это так, остается вопросом для исследования, но привнесение чужеродных генов от Тайцев и других колорпойнт-несущих кошек в сибирскую популяцию могут быстро устранить возможность узнать, существует ли реальный молекулярный механизмов, ответственный за это.

Необходимо дополнительное исследование, чтобы подтвердить эти начальные результаты, но если рассматривать неограниченное размножение сибирских кошек совместно с Невской Маскарадной, уже содержащей существенные пропорции неродного генетического материала, уникальность сибирского генома рискует никогда не быть описанной.

По моему мнению последствия введения Невских маскарадных в Сибирскую породу абсолютно очевидны. В России, несмотря на все дебаты, тенденция к раздельному разведению Неваков и Сибиряков никогда не изменялась, и только небольшая часть питомников практикует противоположное. Надеюсь, что представленная информация в этой статье будет полезна для настоящих и будущих сибирских заводчиков во всем мире.

Список литературы:

[1] http://www.britannica.com/eb/article-9056655/Sergey-Vladimirovich-Obraztsov

[2] http://www.jci.org/articles/view/115075

[3] Garteveld V. I. Amidst loose sands and cut throats. Moscow, 1913

[4] http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=2267438

[5] http://www.pubmedcentral.nih.gov/picrender.fcgi?artid=2267438&blobname=nihms-37932-f0002.jpg

[6] http://cat-sibiryak.ru/st-Sadovnikova1.htm

Приложения

Фрагмент "экспериментальной" родословной "Siberian" содержащей персидских кошек:

Фрагмент экспериментальной родословной


Обложка книги, цитируемой в п. 3 списка литературы:

Обложка книги, цитируемой в п. 3 списка литературы.


Страницы из каталогов выставок, проведенных в Латвии и России.
"Балинезы. Класс новичков" - выделенно красным:

Страницы из выставочных каталогов

Страницы из выставочных каталогов

© A.V. Kolesnikov, PhD, Moscow, Russia January 2004-May 2008.